zhensoveti (zhensoveti) wrote,
zhensoveti
zhensoveti

Category:

Самая красивая пара Европы



Часть1. Розмари (Роми Шнайдер)




Роми Шнайдер (Розмари Альбах-Ретти) родилась в Вене 23 сентября 1938 года. В ее жилах текла кровь нескольких поколений театральных актеров. Ее бабушка, Роза Ретти, более полувека царившая на сцене, заслужила титул «австрийской Сары Бернар».

Отцу с матерью после развода было некогда заниматься воспитанием дочери, и они отправили ее в католический пансион, руководимый монахинями ордена августинцев. Жесткая дисциплина начисто отбила у нее желание учиться и прочно поселила в ее душе стойкое отвращение к размеренной и рутинной жизни. Чтобы хоть немного скрасить свое существование в мрачных монастырских стенах, Розмари, мечтавшая стать художницей, много рисовала и охотно играла в школьных спектаклях. Ее суровые воспитательницы не пришли в восторг от увлечения своей подопечной театром и вздохнули с облегчением, когда она покинула пансион.

Розмари не исполнилось и 15 лет, когда продюсер ее матери, Магды Шнайдер, предложил ей роль в душещипательной мелодраме "Когда зацветет сирень». Очаровательная дебютантка привела всех в дикий восторг. У нее были прелестный овал лица и щечки персикового цвета. В киношных кругах только и говорили, что о ее таланте и обаянии. В тот же год она снялась в фильме «Фейерверк», взяв себе псевдоним Роми Шнайдер.




В 1954 году смешной и толстый режиссер Эрнст Маришка специально для Роми придумал кинороман «Молодые годы королевы», в котором она должна была исполнить роль юной Сисси, австро-венгерской принцессы Елизаветы Габсбургской, ставшей впоследствии супругой императора Франца-Иосифа. Фильм, изобилующий дворцовыми интригами, роскошными балами и сердечными томлениями героев, был обречен на успех во всех германоязычных странах. Роми сразу же покорила сердца мужчин всех возрастов. Великий мультипликатор Уолт Дисней назвал ее «самой красивой девушкой мира». Ее отчим, владелец ночных баров и ресторанов Герберт Блатцхайм, подарил ей 6 гектаров земли и замок на берегу озера Лугано. Ее гонорары росли, а личный счет в банке свидетельствовал о том, что она стала «самой богатой девушкой в мире».




Вскоре Роми почувствовала себя птицей, заключенной в золотую клетку. Мать и отчим, контролировали каждый ее шаг, заранее расписывая каждую минуту и не разрешая ей общаться с друзьями. Герберт взял на себя деловую сторону карьеры Роми и от ее лица принимал корреспондентов. Чувствуя себя глубоко несчастной, юная актриса мечтала избавиться от надзора корыстолюбивых родственников.




В 1958 году 20-летнюю знаменитость пригласили на главную роль в фильме «Кристина". Съемки должны были проходить во Франции, и Роми в сопровождении матери и отчима вылетела в Париж, где у трапа самолета ее встретил с букетом красных роз партнер по будущей картине 23-летний Ален Делон, которого она раньше никогда не видела. Первая встреча разочаровала обоих молодых людей. «Надутая австрийская гусыня», - подумал Ален. «Самодовольный французский нахал», - решила Роми.

«С первого дня съемок, - писала она в своем дневнике, - мы находились в состоянии войны и так цапались друг с другом, что от нас летели пух и перья. Никому не удавалось нас помирить». Однако, играя влюбленных, актеры незаметно вошли в роль.




Однажды на балу кинематографистов, состоявшемся в Брюсселе, Делон пригласил Роми на танец, во время которого на ломаном немецком объяснился ей в любви и предложил переехать к нему в Париж. В марте 1959-го, несмотря на сопротивление родителей Роми, они обручились. Ален, будучи начинающим актером, на свои скромные средства не мог предоставить любимой обеспеченную жизнь. Герберт, решив наказать непослушную падчерицу, выдавал ей из ее баснословных гонораров лишь крохи на карманные расходы. Влюбленные сняли в Париже маленькую квартирку, ели в дешевых ресторанах, целовались на улице, а едва переступив порог дома, бросались друг к другу в объятия.




Делону повезло не только на «личном фронте». Именно тогда его заметили такие знаменитые режиссеры, как Лукино Висконти и Рене Клеман, в то время как звезда австро-германского кино во Франции особым спросом не пользовалась. Временно оказавшаяся не у дел, Роми поехала вместе с Аленом в Италию, где он снимался в фильме Висконти «Рокко и его братья». Сначала прославленный мэтр отнесся к невесте своего любимца настороженно, однако впоследствии он высоко оценил ее ум и природный талант и даже подарил ей свое фамильное кольцо с драгоценным камнем, унаследованное им от далеких предков.

После съемок «Рокко» Висконти задумал поставить пьесу Джона Форда «Как жаль, что ты потаскуха» на сцене "Театр де Пари». На главные роли он пригласил Алена и Роми. Однако до того, как приступить к репетициям, Висконти познакомил «симпатичную австрийскую булочку» с прославленной Коко Шанель, чтобы та помогла Роми стать настоящей парижанкой. Под ее руководством актриса совершенствовала свою внешность с помощью диеты, сауны, гимнастики и бассейна. Кроме того, Шанель сумела привить ей утонченный вкус и изысканные манеры, «Три человека полностью изменили мою жизнь, - позже писала Шнайдер, - Ален, Висконти и Коко Шанель».




В эйфории успеха Роми отклонила немало соблазнительных предложений, о чем никогда не жалела, так как Висконти дал ей одну из главных ролей в фильме «Декамерон-70». Несмотря на то что в фильме снимались такие признанные звезды, как Софи Лорен и Анита Экберг, жюри Каннского фестиваля отметило и оценило только Шнайдер.




Вскоре знаменитый режиссер Саша Питрофф пригласил Роми на роль Нины Заречной в чеховской «Чайке». Ален Делон должен был играть Треплева, но отказался, так как ему предложили главную роль в фильме «Марко Поло». Впервые Роми отправилась на гастроли без Алена. В гардеробной, у зеркала, она рядом с его фотографией складывала телеграммы с примерно следующим содержанием: «Душой и сердцем с тобой сегодня и навсегда. Твой муж». В Ницце из-за переутомления актриса попала в больницу. Ален незамедлительно прилетел к ней. В Париж они вернулись счастливые. Однако их идиллия длилась недолго. Вскоре Роми уехала в Голливуд на съемки фильма «Процесс».

Любовь не терпит расставаний. Из-за непрекращающихся съемок их бракосочетание постоянно откладывалось. Они встречались урывками. У каждого была своя собственная судьба и творческая жизнь. Они изводили себя ревностью и взаимными упреками, обманывая себя тем, что ссоры и примирения якобы укрепляют чувства.




Тем временем страсть Алена иссякла. Как-то раз на глаза Роми попалась газета с фотографией Делона, держащего на коленях хорошенькую блондинку, с игривой подписью: «Флирт или любовь?». Ее сердце сжалось от предчувствия неминуемой беды. В тот же день ей позвонил Делон. Свалив вину на охотящихся за скандалами журналистов, он уверял ее в верности и любви. Однако при первой же встрече Роми поняла, что отныне их больше ничего не связывает. Несколько дней спустя она улетела в Лос-Анджелес, отказываясь верить, что их отношениям пришел конец. Летом 1964 года Роми получила от Делона письмо, в котором он просил у нее прощения и сообщал о своей женитьбе на Натали Бартелеми. Однако, несмотря на частую смену жен и любовниц, Ален не мог окончательно расстаться с Роми и летел к ней по первому ее зову.




Однажды на церемонии открытия культурного центра в Берлине она познакомилась с известным немецким режиссером Харри Мейеном, который был намного старше нее. Неназойливое мягкое ухаживание сухопарого воспитанного интеллектуала стало настоящим бальзамом для истерзанной души Роми. Из-за любви к ней Мейен развелся со своей женой, с которой прожил много лет. Решив, что он поможет ей навсегда забыть причиненные Делоном страдания, Роми вышла за него замуж и уехала с ним в Берлин.
В 1966 году появился на свет ее первенец Давид. Став счастливой матерью, она почувствовала себя спасенной. Вспомнив о своем юношеском желании стать художницей, она много рисовала, фотографировала, ездила на велосипеде по живописным окрестностям Гамбурга с этюдником за спиной.




В один прекрасный день она поняла, что Харри, будучи слабым и неуравновешенным человеком, имел пристрастие к крепким напиткам, Роми стало противно находиться дома.
Именно в таком настроении ее застало предложение режиссера Жака Дере сняться вместе с Делоном в фильме «Бассейн». Увидев после долгой разлуки бывшего возлюбленного, Роми поняла, что никто другой его не заменит. Заметив благотворные перемены в своей бывшей невесте, Ален не смог остаться равнодушным к очарованию ее зрелой красоты.

Разумеется, возобновление их связи вызвало живейший интерес журналистов, однако на все их вопросы Роми неизменно отвечала, что «нет ничего холоднее, чем мертвая любовь».




В 1970 году актриса вылетела в Мексику на сьемки фильма «Убийство Троцкого», где ее партнерами были Делон и муж Элизабет Тейлор Ричард Бартон. Работа с профессионалами мирового класса подняла ей настроение, но за пределами съемочной площадки она мучилась от одиночества.

Пресса сообщала, что Роми избегала общества, так как целиком отдавала себя работе над ролью. Понимая, что духовная связь с мужем утрачена, она тем не менее надеялась спасти их брак, но постоянные приступы депрессии, в которую впадал Харри, вконец измотали ее. Роми тоже впала в хандру, которую пыталась заглушить с помощью алкоголя и успокоительных таблеток..
С каждым днем ослабевали и рвались нити, связывающие ее с Харри. Весной 1973-го она получила письмо от своего адвоката, сообщающего, что тот требовал развода и половину состояния жены.




Она покинула дорогую парижскую квартиру и поселилась в скромных апартаментах. С переездом ей помог личный секретарь и шофер привлекательный 24-летний шатен Даниэль Бьясини.

В 1975 году, сияющая и счастливая, с изящно вплетенным в волосы венком из полевых цветов, Роми вышла замуж за Даниэля и поселилась с ним в том же берлинском отеле, где прошли ее первые упоительные месяцы с Харри. Их связывало абсолютное взаимопонимание. Роми, как ей казалось, наконец-то обрела надежную опору в жизни, чего ей всегда недоставало.

Потеряв в 1976 году двух дорогих ее сердцу людей - отца и Висконти, Роми почувствовала себя осиротевшей вдвойне. В мрачном подавленном состоянии духа она вылетала в Италию на съемки фильма «Призрак любви». Алкоголь и одиночество сыграли пагубную роль в жизни актрисы. У нее начались депрессивные страхи, из-за которых она не могла находиться перед камерой. Режиссеру ничего не оставалось, как вызвать Даниэля. Он немедленно приехал. Успокоив Роми и убедившись в том, что она пришла в норму, он отбыл назад. После его отъезда она снова стала спасаться от бессонницы, запивая снотворное вином.




1977 год оказался для Роми счастливым. Будучи беременной вторым ребенком, она все чаще проводила время в кругу семьи, с упоением изображая домохозяйку. Утопающий в зелени дом, пронзительно-синее небо Южной Франции наполняли ее сердце радостью, которая достигла высшей точки после рождения дочери Сары. После вручения ей «Сезара» за роль в фильме Клода Coтe «Простая история» Роми восторженно воскликнула: Исчезли злые тени прошлого. Я счастлива и любима, как никогда.




Как утверждали многие ее знакомые, она сама себя сглазила. В 1979 году Харри Мейен повесился в своей гамбургской квартире, использовав шейный платок Роми. Самоубийство бывшего мужа актриса восприняла как грозное предзнаменование. Воспоминания о короткой жизни с ним и нелепом разрыве причиняли ей невыносимую боль. Мучительным чувством вины она терзалась всю жизнь.

В своем 55-м фильме «Банкирша» Роми снялась, будучи на грани нервного срыва. Она выкуривала по нескольку пачек сигарет в день и не расставалась с бутылкой. Став замкнутой, актриса избегала любого общения и все свободное от съемок время проводила в своей гримерной. Фильм принес ей колоссальный успех.
После премьеры «Банкирши» Роми вернулась в пустой дом. Даниэль, решив немного отдохнуть от нее, уехал в Лос-Анджелес. Увы, он так и не стал ее достойным спутником жизни.




Она окончательно рассталась с Даниэлем. Обожаемый сын Роми, успевший привязаться к отчиму, остался жить у него. Дом Даниэля был окружен двухметровой стеной, увенчанной железными прутьями. Однажды, возвращаясь домой с роликами под мышкой, Давид обнаружил, что ворота заперты, и полез через стену. Он подтянулся на руках и уже переносил ногу за ограду, как вдруг сорвался и рухнул прямо на острые железные пики, которые насквозь пронзили ему брюшину. Вечером того же дня он скончался. Многие думали, что Роми не переживет горя.

Измученная и исхудавшая, Роми не выходила из дома и отказывалась от встреч с журналистами. Вернуть ее к жизни удалось только режиссеру Жаку Руффино, который пригласил ее сняться в фильме «Прохожая из Сан-Суси».
Ее тронула история женщины, спасающей 12-летнего мальчика-сироту. По просьбе актрисы в титрах появилось посвящение: «Памяти Давида и его отца».




В ночь на 29 мая 1982 года Роми нашли мертвой. Она сидела за письменным столом в своей комнате. Ее потухший взгляд был устремлен на портрет Давида. В газетах немедленно появилось сообщение о том, что актриса покончила с собой. Однако судебно-медицинская экспертиза показала, что Роми скончалась от разрыва сердца, не выдержавшего постоянного напряжения.




Часть 2. Самая красивая пара Европы




Встреча
В 1958 году 20-летнюю Роми Шнайдер пригласили на главную роль в фильме «Кристина". Съемки должны были проходить во Франции, и Роми в сопровождении матери и отчима вылетела в Париж, где у трапа самолета ее встретил с букетом красных роз партнер по будущей картине 23-летний Ален Делон, которого она раньше никогда не видела. Первая встреча разочаровала обоих молодых людей. «Надутая австрийская гусыня», - подумал Ален. «Самодовольный французский нахал», - решила Роми.

«С первого дня съемок, - писала она в своем дневнике, - мы находились в состоянии войны и так цапались друг с другом, что от нас летели пух и перья. Никому не удавалось нас помирить». Однако, играя влюбленных, актеры незаметно вошли в роль. Однажды на балу кинематографистов, состоявшемся в Брюсселе, Делон пригласил Роми на танец, во время которого на ломаном немецком объяснился ей в любви и предложил переехать к нему в Париж. В марте 1959-го, несмотря на сопротивление родителей Роми, они обручились.




Что меня поразило, так это то, что фильм оказался пророческим для актрисы Роми Шнайдер.
Кристина и Франц (Роми и Ален) стоят рядом счастливые, влюблённые и кричат, а ЭХО отзывается:
Кристина: Я клянусь...
Франц: Любить тебя...
Кристина: Вечно...
А Франц не повторил этих слов.
Роми отошла в Вечность, любя Алена Делона, а он любил её всегда, но несколько раз был женат.





























Расставание

«В ней всегда жили два существа: нежная, беззащитная куколка и до тошноты добропорядочная немецкая фрау. Первую я обожал, вторую - ненавидел», - говорил Делон о Роми Шнайдер.
«Вы любите пересматривать свои старые фильмы?» - спросили однажды Делона. - «Ненавижу! Меня переворачивает от мысли, что многих моих партнеров уже нет на свете. Да, они вечно живы на пленке, но их физическое отсутствие больно ранит душу. Я не могу смотреть фильм «Бассейн», потому что Роми Шнайдер нет рядом. Она самый частый гость моих воспоминаний». До сих пор в его кабинетах, гримерках и артистических - афиши фильмов, в которых он снимался с Роми, а на стенах развешаны ее портреты.








"У меня никогда не было желания выставлять напоказ свою частную жизнь. Я люблю рассказывать о своей работе, а о себе говорю неохотно", – сообщает актриса в одном из интервью. "В кино я могу все. В реальной жизни у меня не получается ничего", - говорила она.

После смерти Роми газета «Пари-матч» опубликовала письмо Делона к бывшей возлюбленной: «Ты говорила, что ничего не смыслишь в жизни, но зато все умеешь делать в кино. Но чем больших успехов достигает актер, тем более он несчастлив. Не об этом ли говорит судьба Греты Гарбо, Мэрилин Монро, Риты Хейуорд? И твоя… Это страшная профессия для женщины. Я говорю это как мужчина и актер, который лучше других знал и понимал тебя.

Кто-то скажет, что ты была мифом. Но этот миф приходил домой и превращался в мою Роми. Женщину, чья жизнь не была понята, о которой дурно писали, которую осуждали и преследовали. В своем одиночестве такой миф быстро изнашивается. И бедное сердце останавливается, потому что устало биться. Его слишком долго дергали…»
могила (516x377, 144Kb)
Ее похоронили на кладбище Буасси рядом с сыном в 50 километрах от Парижа. Ален Делон положил на могилу Роми записку: «Ты еще никогда не была так прекрасна. Смотри, я все-таки выучил несколько слов по-немецки ради тебя: Ich liebe dich meine Liebe». Слова, написанные Делоном на родном языке Шнайдер, означают: «Я обожаю тебя, моя любовь»... Он положил на могилу красные розы, такие же, как подарил при первой встрече в аэропорту в 1958 году 20-ти летней Роми.





PS на фотографии 3 в части "Расставание" в компании Делона и Роми Джейн Биркин.



Часть 3. Роль императрицы




Роми Шнайдер (Розмари Альбах-Ретти) родилась 23 сентября 1938 г. в Вене в семье популярной австрийской и немецкой кинозвезды Магды Шнайдер и австрийского актёра–аристократа и самого известного плейбоя Вены Вольфа Альбаха-Ретти. В 1953 году 15-летняя Розмари Альбах начала сниматься в кино вместе с матерью, Магдой Шнайдер. Красивую девушку заметили и зрители, и кинокритики. Псевдоним ’Роми Шнайдер’ стал известен в 1955 году: под этим именем начинающая актриса исполнила роль Сисси - юной императрицы Австро-Венгрии Елизаветты, жены Франца Иосифа, в костюмной мелодраме Эрнста Маришки «Юные годы королевы». Эта роль принесла актрисе огромную популярность, и за три последующие года Маришка снял три сиквела - «Сисси», «Сисси, юная императрица» и «Сисси, судьба императрицы». Сама актриса позже называла своих круглолицых австрийских героинь «венскими булочками».


Настоящая Сисси в 15 лет


Сисси - Роми Шнайдер








Современные историки кино рассматривают карьеру Шнайдер как вектор развития всего европейского кино: от пафосных, глянцевых 50, через бунтарские 60, к либеральным и прогрессивным 70. Все эти этапы кинематографа отражены в творчестве Шнайдер как в зеркале времени, вглядываясь в которое мы видим истоки всех нынешних традиций и прообразы современных героев. Сам прославленный мэтр Висконти высоко ценил ее ум и природный талант и даже подарил ей свое фамильное кольцо с драгоценным камнем, унаследованное им от далеких предков. И Роми опять исполнила роль Сиси, в драме великого режиссера Висконти «Людвиг» Это совершенно иное прочтение, но Роми Шнайдер удивительна и неповторима и в молодости, и в зрелые годы.




За прошедшие после трагической смерти актрисы годы все, связанное с Роми Шнайдер, превратилось в миф - миф столь же ценный для европейцев, как для американцев миф Мэрилин Монро. О Шнайдер сняты фильмы и написаны книги.

На аукционах за баснословные деньги продаются ее личные вещи: от носовых платков до предметов мебели из ее дома. Изображение актрисы появляется на почтовых марках, во Франции вручается премия ее имени самой выдающейся актрисе года. В память об актрисе с 1990 г. в Австрии вручается телевизионная премия «Роми»



По материалам КинозалТВ, Spletnik, http://www.liveinternet.ru/
Tags: Ален делон, Роми Шнайдер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment